lovigin (lovigin) wrote,
lovigin
lovigin

Categories:

Район Красных фонарей Калькутты. Заметки очевидца.

Сегодня у нас на очереди "проституточный" квартал Калькутты - Сонагачи (переводится как "Золотое дерево"). Что бы вы там ни говорили, но именно эти посты вызывают наибольший интерес. Не ваш, в первую очередь мой))) Среди сотни комментариев "ужас, ужас, о майн God как здесь можно жить!" выискивались и люди с правильным подходом к жизни и крепкими нервами. У меня, например, такие места не вызывают абсолютно никакого отвращения. Так, забавные приключения… Не более. Но пользоваться местными услугами - конечно же жесточайшее табу. Какой бы жаждой приключений ты ни обладал! ... а то потом другие приключения начнутся.

04

В аналогичном посте про Мумбаи я проводил текст очень красивыми фотографиями Мари Эллен Марк. Попытался нарыть что-то похожее из Калькутты - сам как обычно фотоаппарат в такие места не ношу, мои руки, спрятанные в карманы куртки занимали бутылка и нож. Индийские фотографы, снимавшие район Сонагачи, не отличаются выдающимися результатами. Смазанные цветные и черно-белые картинки, по которым невозможно определить суть. И тогда мы нашли в Фейсбуке удивительную группу Sonagachi Lover c нелепыми фотографиями проституток, сделанные ими самими или выложенные клиентами. Вот где праздник и услада для наших глаз! Вот где настоящая жизнь квартала...!

01

За адресок не благодарите.

14

Наши "куколки"
13

До чего ж они огненные!!
16

15

Знойные женщины! мечта поэта...
12


Замечательнейший текст о наших похождениях написал один из моих попутчиков Никита kolbovskiy . Мне даже добавить нечего.

"Никто не хочет нас везти. Едва заслышав адрес, рикши выкручивают ручку газа и уносятся прочь, презрев корысть. Наконец, вездесущее калькутское такси - неторопливый желтый жук с синей полосой на боку, ползет в квартал Сонагачи. За 200 рупий машина подбирает нас в районе Саддер стрит и выплевывает в средние века. Дверь жука распахивается, и мы выходим на отшлифованную босыми ногами землю. Воздух настолько плотный, что с трудом проникает в легкие.

Сердце бьется во всем теле сразу. Пространство узких улиц, сырости и тысяч жизней, втиснутых меж плесневелых стен, мгновенно заглатывает. Ноги плетутся в темноту. Толпа мужчин окружает сальными улыбками и слюнявой от бетеля агитацией: Сар, сар, фокин, фокин, гуд!

Фотохудожник держит руки в карманах спортивной куртки, сжимая наш арсенал - пустую бутылку из-под бормотухи и складной нож. Хорошо бы ничего из этого не доставать даже в самом худшем случае. Никто из нас резать людей не умеет, а значит - все обозначенное утром будут выковыривать из хозяев. Кроме того, этой жестяной палочкой без упора для пальцев можно проколоть, разве что, папайю. "Это Индия - все будет хорошо" - уговариваю сам себя.

05
(c) далее фотографии Souvid Datta


Волна адреналина сходит, и глаза начинают видеть. Улицы формируются строениями, в которые, время от времени, врастают деревья. Каменные кучи с деревянными жилами громоздятся друг на друге, тяжело вздыхая. Их желтые глазницы освещают улицу. Входы - зевы глубоко втягивают густой воздух квартала вместе с людьми. В растянутых каменных желудках десятки сплетенных тел лелеют надежды на завтрашний день. На тусклых порогах гнездятся семьи. Бабушки, матери и дочери бросают эротические, по мере сил, взгляды. Самые маленькие жмутся друг к другу на ящиках и картонках как воробьи на морозе. Подернутые голодной пеленой глаза обрамлены взрослым макияжем.

03


Торговля, на первый взгляд, не идет. Товар не интересуется белыми обезьянами. Впрочем, черные обезьяны не привлекают их также. Многие, в силу возраста, просто не понимают, что происходит. Понимание скоро придет. Двадцать пять тысяч покупателей ежедневно оставляют свои страхи, переживания, радость, ненависть, наркотический бред и порции любви в тринадцати тысячах безропотных фигурок.


02


Из окурков, пыли, мусора и бетельных струй материализуется мать. Мать зазывает свернуть во дворы. Нужно идти. От основной артерии, прорезающей квартал, площадью в несколько квадратных километров - два поворота направо, один налево, людей все меньше, запахи гуще, наконец - нумера. В лучшей комнате четыре кубометра заполняют кровать, шкаф с магнитофоном и паутина. В соседней - на земляном полу любовно разложена картонка. Кто-то бросается включать музыку и зажигать благовония. Романтика. Обратный путь пролегает сквозь плотные тела наводнивших коридор дочерей. Фрагменты, не обернутые сари, покрыты уличной холодной влагой.


06
(с) далее фотографии - Nilayan Dutta

На выходе из квартала разрешается экономическая интрига:
- Хау мач, дорогая?
- Уан хандред! - бойко прибивает к земле Отважная.
Надеясь на ее незнание английских числительных, уточняем: Фотохудожник рисует пальцем на стекле возникшего желтого такси единицу и два нуля. Девушка утвердительно кивает и тянет в свой тусклый омут. С вывернутой наизнанку головой выходим на проспект. Нужно чем-то заглушить навязший на зубах привкус сырого отчаяния.

На обратном пути Фотохудожник покупает кило гороха за 35 рупий. Я собираю привычный ужин: бутылку пива, пачку биди и пакет картошки, все вместе - 110." (с)


07



08



09


11



00

В Индии тепло и прекрасно. Кто бы что ни говорил! И Индия - это офигительная школа жизни. Легко убедиться самим, лишь нажав на баннер.
k99

petrlovigin.com / Petr Lovigin's Facebook / Petr Lovigin's Twitter / Petr Lovigin's Контакт / INSTAGRAM.





Tags: india, travels
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →